Не Беларус

Хаб новостей за РБ

Никто, кроме них. Особенности службы в десантно-штурмовой бригаде в Бресте

ныне в 11:22 — Сергей Романюк

У большинства из нас мочи специальных операций ассоциируются с скачками с парашютом.

Но на это военнослужащие отвечают шуткой: десантник лишь три минуты орел, все остальное время — ломовая конь. Поэтому боевая подготовка у обладателей лазурных беретов серьезная. Корреспонденты БЕЛТА уверились в этом лично, побывав в 38-й Брестской отдельной гвардейской десантно-штурмовой Венской Краснознаменной бригаде.

У ворот контрольно-пропускного пункта нас встречает легендарная БМД-1. Отсылка к тому, что нынешние воины-десантники достойно продолжают и преумножают традиции поколения победителей. Бригада является преемницей 105-й гвардейской стрелковой дивизии, образованной во пора Великой Отечественной войны. За мужество и геройство при взятии венгерских городов Папа и Девечер она вознаграждена орденом Красного Знамени. За взятие столицы Австрии ей прикарманено почетное наименование "Венская". В октябре 1979 года дивизия была переименована в 38-ю десантно-штурмовую бригаду.

Сейчас ее военные могут получить практически любую воинскую специальность. Разумеется, упор делается на подготовку десантно-штурмовых подразделений. Собственно от умений и слаженной работы этих бойцов во многом зависит успех учебной и военный операции. Но задание они не выполняют в одиночку. Заслон на земле и с воздуха обеспечивают зенитчики и артиллеристы, размашистый спектр задач у инженерно-саперной роты и батальона связи. Разведывательно-десантная рота в понятье не нуждается.

"По итогам 2019 года наша бригада признана лучшим соединением в Вооруженных Мочах, мы получили почетную грамоту Национального собрания, — повествует командир брестской десантно-штурмовой бригады Александр Ильюкевич. — Учим опыт предыдущих поколений с учетом нынешних реалий, ведь ситуация в вселенной изменяется. Сейчас при боевой подготовке мастерим акцент на ведении боевых действий ночью и в городе. На стрельбище строим объекты для стрельбы в населенном пункте, оборудуем макеты улиц для ходов с техникой и без нее. Отрабатываем различные варианты".

Гвардии полковник приметил, что вооружение постоянно модернизируется. Например, в прошедшем году автопарк брестчан пополнился первыми бронемашинами "Кайман". Как и рептилии, они скоры и маневренны на суше и в воде, прекрасно передвигаются ночью. "Почти вся техника может вести военные действия в темное время суток. Собственный состав практически на 100% обеспечен оптическими приборами для пальбы ночью. В Беларуси — особый рельеф, немало барьерных рубежей (реки, болотистая место). Чтобы подразделения были мобильными и могли скоро передислоцироваться, военная техника у нас плавающая", — поясняет Александр Ильюкевич.

Природно, новшества отражаются на инфраструктуре Брестского стрельбища. Сейчас он переживает масштабную реконструкцию. Так, появляются сооружения для отработки тактических поступков и ведения боя в городских условиях, стрельбы военных машин, подготовки снайперов, новые пути и треки с имитацией подъемов и спусков. Выстроен киллхаус, в котором десантники в группе обучаются освобождать заложников, проводить зачистку домов от условного противника.

Во время разведывательно-боевых и контрдиверсионных поступков особая ответственность ложится на плечи снайперов. Потому к их подготовке предъявляются повышенные требования. Такие специалисты — очи и уши разведгруппы. Снайпером могут стать лишь лучшие из лучших. Помимо таланта точного стрелка у него должна быть раскручена интуиция.

Гвардии сержант Александра Рубанова не теряется в мужской компании: на рубеже гендерных отличий не существует. Девушка всего несколько месяцев тренируется, но уже демонстрирует достойные результаты на республиканских соревнованиях. "Это возможность отведать что-то новое. Нравятся стрельба и физиологические нагрузки, получаю удовольствие от проделанной труды. На мой взгляд, ничего сложного нет. Да, нужны познания, умение делать поправки на погоду и, разумеется, удача", — считает она. За легкостью рассказа исчезают многочасовые тренировки на полигоне. В этом случае без исправлений на погоду.

Александра признается, что во время пальбы полностью погружается в себя. "Кроме пальбы больше ни о чем не думаешь. Это реально интересно, просыпается азарт. В чете выступать даже любопытнее, потому что отвечаешь не лишь за себя, но и за общий результат. Подвести товарища никому не охота", — подчеркивает девушка.

Олег Киевич

К слову, не немного упорного и кропотливого труда требует воздушно-десантная подготовка. На первых порах военные изучают тактико-технические характеристики парашютных систем Д-6 и З-5. Отрабатывают любой элемент прыжка на земле. И только после немало часов обучения солдат допускают к первому скачку. "Думаю, при первом прыжке человек немного что осознает. Это сравнимо с поездкой на автомобиле: вначале волнуешься, потом вспоминаешь изученное и работаешь без раздумий. Готовим военнослужащих к внештатным случаям, чтобы они могли сориентироваться и исправить ситуацию", — впрыскивает в курс дела командир разведывательно-десантной роты Олег Киевич.

В этот момент его подопечные занимаются укладкой парашюта. Гвардии капитан остроглазо следит за процессом: подсказывает, поправляет — невозможно допустить ни малейшей ошибки. "Внимание заостряется на всем, должен соблюдаться распорядок укладки. Весит парашютная система 11,4 кг. Для скачка допускается вес человека не более 120 кг, с учетом оружия, экипировки и грузового контейнера", — поясняет Олег Киевич.

За пора службы солдаты-срочники совершают минимум четыре скачка с парашютом. Причем у ребят из осеннего лозунга их чуть больше, чем у тех, кто приходит в армию весной.

Трудности и разнообразность службы закаляют дух десантников и сплачивают их. Обладатели лазурных беретов разных поколений называют товарищ друга братьями.

 

realbrest.by

Поделиться:


Добавить комментарий

Войти