Не Беларус

Хаб новостей за РБ

Могилевчанин, голосовавший за Лукашенко, сейчас агитирует за Тихановскую. Почему?

За десятилетие у 28-летнего могилевчанина Юрия Дубровского, какой в прошлом году демобилизовался сержантом из внутренних армий, дважды радикально менялись политические пристрастия, строчит Радио Свобода. В 2015-м он голосовал за Лукашенко, а сейчас считает, что тот должен уйти, так как свою роль в истории сыграл.

В Могилеве на одном из агитационных пикетов Светланы Тихановской он призвал бывших сослуживцев не выполнять «криминальных» приказов, так как такое право им дает Уголовный кодекс.

В интервью Независимости Юрий Дубровский рассказывает, почему голосовал за Романчука и Лукашенко, как призывники воспринимают армию и отчего омоновцы жестоко обращаются с протестующими.

О Юрии Дубровском. Коротко: 

  • Родился в Могилеве. 
  • В архитектурно-строительном колледже выучился на техника-строителя. 
  • В армию призвали в 25 лет. 
  • Служил в Могилеве. 
  • Награжден нагрудным известен «за самоотверженную службу», имеет благодарности от командования. 
  • Демобилизовался в ноябре 2019 года. 
  • Был членом инициативной группы Виктора Бабарико. 
  • Поддерживает союз штабов незарегистрированных выдвиженцев в президенты кругом Светланы Тихановской. 
  • Любит декламировать, заниматься спортом. 
  • В этом году с товарищами начал строительный бизнес. 
  • Собирается получать высшее образование. 

«Лукашенко истомил белорусов» 

В 2010-м Юрий Дубровский голосовал за экономиста, члена Объединенной штатской партии Ярослава Романчука. Ему тогда было не удобопонятно, почему альтернативные претенденты на президентство не соединились. Не принял молодой человек и протеста на площади Самостоятельности. Говорит, что «она напугала народ».

В 2015-м Юрий Дубровский поддержал Александра Лукашенко, так как не желал повторения в Беларуси «украинского сценария». Он уверен, что политика Лукашенко хоть и была «жесткой, но не допустила крови».

«Как президент он мне не нравился — сознается собеседник — но такой глава страны был нужен Беларуси. Да, он хамоватый, ведет себя как председатель колхоза, но мы бывальщины не готовы к переменам и новоиспеченному президенту»

По его мнению, за пять миновавших лет восприятие реальности белорусами изменилось. Их вяще не устраивает политика человека, какой 26 лет держится за воля через «переписывание под себя Конституции». То, что люд становились в очереди, чтобы поддержать альтернативу, указывает, что от Лукашенко устали все.

«У председателя Центризбиркома 9 августа покажется возможность сказать правду об истинном выборе белорусского народа», — находит Юрий Дубровский.

«Сказал то, о чем размышляют многие» 

18 июля Юрий Дубровский на повстречаю с Светланой Тихановской пришел с букетом роз. В тот день кандидат в Могилев не приехала. Юрий возвысился на ступеньки ледового дворца, передал букет ее инициативной группе и заявил: его бывшие сослуживцы «не желают участвовать в разгоне мирных акций протеста». И добавил, что 40 статья Уголовного кодекса дает военному право не выполнять преступных распоряжений. В этой статье сказано: лик, не выполнившее заведомо незаконный распоряжение или распоряжение, не подлежит уголовной ответственности.

Собеседник сознается: выступать не собирался, но «постиг: довольно молчать и бояться». По его словам, бойцы и офицеры не готовы озвучивать свою позицию сравнительно ситуации в стране.

«Я озвучил то, о чем размышляют многие, но пока не решаются отворено сказать. Поэтому я стал их рупором», — сообщает бывший военный.

«Когда милиционер избивает миролюбивого протестующего, мне стыдно» 

Юрий Дубровский помечает: хоть пикет и прошел миролюбиво, но чувствовалось напряжение. Люди оглядывались по сторонкам и ждали, что на площадку ворвется ОМОН.

«Автозаков поблизости не было, — сообщает собеседник, — но мне позже известили, что один стоял в полукилометре от Ледового дворца».

Он не может разъяснить, почему ОМОН агрессивно, жестко задерживает граждан, какие не нарушают общественного порядка, а «попросту стоят в очередях или в цепях солидарности».

По его словам, колотить милицейской дубинкой правоохранители должны лишь в случае, если протестующие демонстративно не подчиняются заявкам прекратить противоправные действия. Он ссылается на статут служебно-боевой деятельности, в котором отмечено, что «наносить удары милиционер должен лишь по мягким частям тела».

«Когда милиционер бьет ногой, коленями миролюбивого протестующего, мне стыдно за своего бывшего коллегу», — подчеркивает собеседник.

Он не исключает, что чрезмерное применение мочи допускают те милиционеры, которым необходимо проявить перед начальством свою лояльность с чаянием на бонусы, так как «нужно выплачивать кредиты, получили квартиру, либо с ними заключен пятилетний контракт».

«Глава страны не должен натравливать армию на граждан» 

В Минске 15 июля внутренние армии использовали в оцеплении улицы Мясникова, неподалеку от какой стояла очередь желающих подать сетование в ЦИК на нерегистрацию кандидатами в президенты Виктора Бабарико и Валерия Цепкало.

Юрий Дубровский видал в соцсетях, как бывшие товарищи по службе стояли выстроенные цепью. Он говорит: по ликам было видно, что выполнять такой распоряжение им неприятно, но выбора не было.

«Я сочувствовал военным, — сообщает собеседник. — Не соображаю, почему у солдат были сброшены шевроны и погоны. Если эти армии созданы для поддержания общественного порядка, покои на улицах, так почему им исчезать от людей, о которых они должны беспокоиться?»

Юрий Дубровский говорит: внутренние армии учат разгонять протесты. В учениях участвовал и он. Боец учили вытеснять толпу, охранять периметр, следить лидеров и зачинщиков беспорядков и изолировать их. Собеседник помечает, что применять на практике такие познания не приходилось. Его служба сводилась к патрулированию улиц. В одном из рейдов его убранство задержал опасного преступника.

«Не желаю, чтобы во время протестов пострадали миролюбивые граждане и военные, — сообщает он. — Я против силы в целом и считаю, что все можно разрешить мирным путем. Глава же страны не должен допускать заявлений, провоцирующих натравливание армии на граждан».

«В армию не призывают, а забирают» 

Юрия Дубровского забрали в армию, когда ему было 25 лет. В юности медкомиссия признала его непригодным к военной службе, желая он и просился в армию. Ему выдали военный билет, и в течение вытекающих семи лет сотрудники военкомата его не тревожили.

За это время могилевчанин женился, у его уже бывшей семейства родилась дочь, имел неплохую труд. В 2018-м ему «неожиданно» прислали повестку и признали пригодным к службе с ограничениями. С 7 группой здоровья он угодил в роту материально-технического обеспечения, но нагрузки для него бывальщины такие же, как и для всех.

«Лозунг в армию стал для меня ударом, — вспоминает он. — Моя привычная житье была сломана. У меня распалась семейство, но благодаря командирам мне удалось это пережить. Прослужил полтора года, но не жалею. Демобилизовался в 27».

По словам собеседников, вес власти у солдат «на весьма низком уровне». Призывников с вылитыми, как у него, историями множество. По его словам, немало военных говорят, что их не призвали в армию, а «забрали». Они возмущаются, что им не дали закончить университет, не зачислили во внимание, что есть молодая семейство.

Юрий Дубровский считает, что армия должна быть контрактной, но в Беларуси немощная экономика, и ее не удастся удерживать на должном степени.

«Меры такие предпринимаются, — сообщает он. — У нас рота была перемещена на контрактную службу. Начали бывальщины набирать контрактников, но это пока остается экспериментом».

Ключ: mogilev.online

Поделиться:


Добавить комментарий

Войти